• Этот текст можно изменить
    в управлении
    Система -> Основные настройки -> Контактная информация
Поиск
Новости

История

Шуньга – одно из древнейших поселений Заонежского полуострова, располагается на острове, покоящемся в северной части озера Путкозеро, на который с обеих сторон сделаны мосты. Это одно из больших и красивых озёр на Заонежском полуострове. Оно растянулось на 21 км с северо-запада на юго-восток, в некоторых местах достигает ширины более 2 км и глубины 43 м.

 Первые поселения людей на территории Шуньгского погоста уходят в глубокую древность. Первые упоминания о шуньгских крестьянах можно встретить в Чёлмужской «обводной», составленной 1 июля 1375г. А первое подробное описание Шуньгского погоста даётся в писцовой книге 1496 года, составленной писцом Юрием Константиновичем Самбуровым.

    На многих приезжавших в Шуньгу неизгладимое впечатление производили её окрестности: каменные берега, скалы, поросшие лесом и вересом (можжевельником), многочисленные острова на озёрах, деревни с высокими рублеными домами, украшенными резьбой и росписью, церкви и часовни, гармонирующие с природой и видные издалека. Всё это, как описывал один из приезжих, «невольно настраивало человека на возвышенные мысли и способствовало душе его отрадное чисто райское наслаждение».

  «Шуньга издали, особенно с высокого горизонта окружающих холмов, представляет очень красивую панораму» (К.Случевский)

  Три деревянные церкви украшали Шуньгский погост. Церковь Николы Чудотворца упоминается в Писцовой книге 1628г. Она была «о девяти шатрах», «с приделом вверху на полатях». Предназначалась церковь только для летних богослужений, т.е. была «холодной» и без трапезной (помещения для проведения народных сходок).

  Вторая церковь Благовещенья упоминается в писцовой книге за 1616г. Она была увенчана шатром, имела трапезную, использовалась для зимних богослужений.

  Самой «молодой» из них являлась церковь Богоявления: о ней  имеется более поздняя запись в Писцовой книге за 1678г.

  В озере Путкозеро обитало до 13 видов рыб: сиг, лещ, ряпушка, карась (золотой), щука, окунь, плотва, ёрш и другие. Ёрш  отличается крупными размерами (до 100 г). Таких крупных ершей нет больше ни в одном водоёме Карелии. Сиг из Путкозера отличается высокими вкусовыми качествами. Он ценился дороже, чем сиг Онежского озера. С озером связано немало легенд. Как гласит предание, крестьянка из д. Фоймогуба, что расположена у озера Путкозера в южной части, свезла ершей в С.-Петербург. Они были доставлены во дворец, и уха из них очень понравилась императору Петру I. После чего крестьянка из Фоймогубы доставляла ершей во дворец постоянно. И не случайно крестьяне ласково прозвали озеро «Путкозёрышком – золотым донышком».

  С озером связано немало легенд и  сказаний. В 9 км от Шуньгского погоста, недалеко от деревни Шабалино, по западному берегу Путкозера тянется с севера на юг горный кряж. Три стороны – восточная, северная и западная – идут совершенно отвесно, и только южная сторона спускается пологим склоном. Гора эта называется «Столовой», потому что издали  походит на длинный стол; местные жители зовут её не иначе, как «Городок», или «Панская гора». По народным преданиям, здесь некогда укрывались  «паны». Появившись в конце 1612г. под Каргополем, поляки, затем казаки бродили по Олонецкому краю более трёх лет, до начала 1615г., а небольшие шайки и до 1618г. По рассказам, в «Панской горе» есть пещера, треугольная внизу и суживающая кверху; в ней в 50-х годах XIX в. находили остатки грубой печи с обгорелым деревом, - почему и говорят, что здесь жили «паны» и отсюда направлялись грабить шуньгские деревни. Указанное место относится к числу заклятых, люди верят, что в нём скрыты  богатые, но редко кому дающиеся клады. В тёмные осенние ночи здесь, говорят, светятся огни и слышатся стоны.

  В северо-западной стороне «Городка» находится другой большой холм, так называемый «Чуглак». Этот холм хорошо отдаёт звук – эхо. Местность между двумя холмами изобилует рыбою. Отсюда, с этих двух холмов, открывается прелестный вид на всю окрестность: на озеро, Шуньгский погост с двумя белоснежными церквями на холме, деревеньки с узорчатыми домами, раскинувшиеся вдоль берега озера, купы леса, щельи, с разбросанными кустами вереса.

  Напротив «Городка», через озеро, у деревни Паяницы выступает небольшой полуостров, именуемый «Кузьмин наволок».

  А в северо-восточной части озера, у берега напротив Шуньгского погоста возвышается ещё одна гора, именуемая «Майской». На её постепенно спускающемся к югу склоне имеется ровная площадка. К началу мая она освобождается от снега. Начинает зеленеть трава. Это излюбленное место детворы  для игры в лапту. И здесь, после долгой зимы, они начинают бегать босиком. По вечерам и, особенно по выходным сюда приходила молодёжь. В период судоходства по Онежскому озеру с приближением парохода к маяку на «Майской горке» поднимался флаг, и многие жители Шуньги и окрестных деревень спешили на пристань, на встречу парохода, как на праздник.

  Через Шуньгу проходила главная сухопутная дорога средневекового Севера, связывающая Белое море и Онего с Новгородом. Шуньга формируется вначале как складочный пункт, затем – торг и, наконец, получают широкую известность Шуньгские ярмарки. Когда начались они, никто не знает. Однако наличие таможенной избы в Шуньге свидетельствует, что новгородцы торговали здесь с поморами ещё в XV-XVI веках.

  Первые сведения о Шуньгских ярмарках относятся к 1644г. Официально же утверждение  состоялось 11 июня 1782г. по указу Санкт – Петербургского правления, данного Петрозаводскому городскому магистру.

  В Шуньге ярмарочный гул не смолкал чуть ли не круглый год: С 6 по18 января – Богоявленская (Крещенская); с 25 марта по 2 апреля – Благовещенская; с 6 по 12 декабря – Никольская; Сборная – в течение недели с первого воскресенья Великого поста. Существовали ещё две загадочные и апокрифические: «Никола – отец» и «Никола – сын» в мае месяце (известно, что святой Николай, епископ Мирликийский, был бездетен).

  Устроению ярмарок в Шуньге способствовало её географическое положение. Через Шуньгу проходили зимние пути из Карельского Поморья и Лопских погостов в Пудож, Вытегру, Каргополь, Петрозаводск, Олонец и центральные города России. На ярмарку в Шуньгу приезжали купцы, рыбопромышленники и торговые крестьяне из Колы, Коми, Олонца, Повенца, Пудожа, Петрозаводска, Сумского Посада, Нюхчи, Ухты, Ругозера, Ребол, Сямозера и других населённых пунктов Карелии. Одним из важнейших факторов основания ярмарок в именно Шуньге послужил и характер шуньгских крестьян, отличавшихся особой энергией, предприимчивостью и множеством ремесленных талантов.

В XVIII в. в Шуньге на церковном острове (Кокострове) имелось три амбара для хранения товаров. Место это принадлежало Шуньгскому Никольскому монастырю, а после его упразднения до середины XVIII в. Тихвинскому монастырю. Развитию ярмарок в XVIII в. способствовала торговая деятельность Выгорецкого старообрядческого монастыря (в 80-ти верстах от Шуньги).

  По обороту в Шуньге на первом месте стояла Богоявленская (Крещенская) ярмарка. На Благовещенской же, которая фактически являлась продолжением первой, промышленники и торговцы производили окончательные расчёты и скупку товаров. В это же время из Поморья прибывали обозы с рыбой, закупленной оптовыми покупателями ещё на Крещенской ярмарке. После окончания первой и второй ярмарок сотни и тысячи подвод по почтовым и просёлочным трактам увозили вытегорский и пудожский лён в Лопские погосты и Поморье; каргопольский хлеб в деревни Карелии; поморскую рыбу тюленьи шкуры – в Петрозаводск, Петербург, Вологду, Весьегонск; карельскую пушнину – в Каргополь; уклад и железо – в Тихвин и т.д.

  В начале XIXв. В Шуньге на церковном острове существовал деревянный гостиный двор, в котором находилось 115 лавок, но их было недостаточно, и многие товары во время ярмарок на ночь оставались на возах или складывались в подпольях крестьянских изб.

    Активную роль в деле становления Шуньгской ярмарки на месте сыграла и церковь, которой принадлежало большинство доходов от проведения ярмарок. В 1864г. был построен новый гостиный двор «вдвое больше прежнего».

  Переустройство Шуньгских ярмарок в 1860-е годы совпало с постепенным уменьшением их значения в торговле края.

Ярмарки в Шуньге продолжали жить, несмотря на снижение товарооборота вплоть до 1916г., когда сгорел гостиный двор со всеми своими 400 лавками.

  В 1920-е годы ярмарка возродилась уже на основе «смычки горда и деревни, села».

  В 1930-е годы ярмарки в Шуньге прекратили своё существование.

  Самой богатой была Богоявленская ярмарка в 1862г., товарооборот которой составил 1135200 рублей.

  По сравнению с Богоявленской торговые обороты Благовещенской ярмарки были неизмеримо меньше и ограничивались десятками тысяч рублей. Самый крупный оборот Благовещенской ярмарки по привозу был в 1892г.: привезено на 97750 рублей, а продано всего на 46547 рублей. Продано больше всего на Благовещенской ярмарке было в 1872г.: привезено на 81276 рублей, продано на 66069 рублей. Ещё меньше по оборотам была Сборная ярмарка, самый крупный оборот которой зафиксирован в 1884г.: привезено на 8320 рублей, продано на 6274 рублей. А самый маленький в 1870г.: привезено на 948 рублей, продано на 644 рублей. Никольская же ярмарка была сведена на уровень торжка и обороты её были крайне низкими. Самый крупный оборот был в 1881г.: привезено на 1575 рублей, продано на 1021 рубль; а самый маленький в 1877г.: привезено на 192 рубля, продано на 142 рубля.

  Ассортимент ярмарок был в течении XIX в. достаточно традиционным и менялся незначительно. Главные обороты на ярмарках Богоявленской и Благовещенской давало сырьё: пушнина, рыба, дичь, кожи. Причём среди местных товаров преобладающее значение имела пушнина, а среди привозимого из разных городов – «красный товар». Для местного населения большое значение имели также бакалея и другие съестные припасы.

  Богоявленская и Благовещенская ярмарки имели свои особенности. Основной товар на них продавался оптом, причём сделки совершались на Богоявленской ярмарке, а заканчивались уже на Благовещенской.

  С 1909г. на ярмарочную продажу стали активно предлагать изделия местных ремесленников. В какой-то мере этому помогли пункты «Вспомоществованию ручному труду», организованные земством.

  На Сборной ярмарке основной товар составляли лошади, которыми до середины XIX в. торговали на Благовещенской ярмарке. На ярмарке продавалось до 100 голов жеребят и столько же рабочих лошадей. Покупателями были крестьяне Повенецкого, Олонецкого и Лодейнопольского уездов. Товар и покупатели на этой ярмарке были  более – менее постоянными. География же Богоявленской и Благовещенской ярмарок была куда более обширной. На эти ярмарки приезжали, прежде всего, ярмарочные купцы, которые занимались только ярмарочной торговлей.

  В Шуньге старый Гостиный двор со 115 лавками прекратил своё существование в начале 1860-х годов. Был построен новый, дощатый с 65 лавками. Хотя лавок по количеству было меньше, но по размерам и удобству Гостиный двор был больше и просторнее. Балаганы и шалаши, бывшие в старом Гостином дворе, исчезли. Теперь они строились только на улицах. Лавки и балаганы стояли в два ряда: верхний и нижний; был специальный кудельный ряд. Лавки были в Гостином дворе, а балаганы размещались на площади. Был ещё и старый ряд (очевидно ближе к церкви). Все лавки были пронумерованы.

  Гостиный двор размещался ближе к церкви. В нём было 65 больших лавок для товаров: «Красного панского, суровского, игольного и мелочного, кожевенного, чая, сахара, деревянной, стеклянной и каменной посуды. Направо от церковных ворот, на площади и по главной улице погоста, на земле церковной и государственных крестьян устроены балаганы и шалаши, навесы, а в нижних избах домов лавки, подъизбицы и подвалы». В них помещалась бакалея, мёд, нитки, сыромятные кожи, скобяной товар, изделия из меди, баранки, часть пеньки и льна. Пушной товар складывался на квартирах. Большая часть пеньки и льна размещалась в Гостином дворе. Рыба и дичь, продаваемые в розницу, размещались на площади и на озере. А контрабандные кофе и чай из Финляндии укладывались в северных деревнях: Порожке, Куднаволоке и других.

  Против балаганов другая часть погостовской улицы и часть Путкозера сплошь заставлены возами с рыбой, дичью, маслом. Оленья шерсть, кожи, сундуки просто стояли на снегу. Основные склады товаров были в крестьянских домах, где останавливались купцы. Помещений для приезжающих было крайне мало: только несколько дворов погоста и в деревне Большой двор. Большая часть приезжих оставалась целый день под открытым небом. Чтобы обогреться, они были вынуждены идти на свои квартиры, которые часто находились в нескольких верстах от погоста.

  Пообедать на ярмарке было достаточно сложно. На всю ярмарку было всего три трактира, из них только один с кухней, соответственно с горячими закусками. В  остальных были только холодные закуски, чай, кофе, водка, вино. Зато во время любой ярмарки действовало несколько винных лавок и «рейнсковых» погребков («рейнское» вино).

  Трактир с кухней содержал Василий Дмитриевич Щепин. Вот как описывали его очевидцы. «Дом у него особый, под трактир, деланный, без сарая, с ёлочкой над крыльцом. (Ёлочку в деревнях ставили в домах, где есть трактир). Первый этаж – кухня и общий зал, битком набитый обедающими и выпивающими. На втором этаже было почище, потише. Люди сидели без верхней одежды. Помещение можно назвать и избой: икона с лампадкой, мощные лавки. Но стол не один, а несколько. Стулья. Печь – голландка. Помещение казалось просторным. В соседней комнате за занавеской – портьерой слышались удары бильярдных шаров. В одном из углов – стойка с бочонком, на котором висели «крючки» (мерка для спиртного, похожая на турку для варки кофе). Самовар. Блюдо с кренделями, пряниками, печеньем, колотым сахаром. Полки, уставленные с разноцветными полуштофами с различными наливками и настойками. Похоже, что здесь, на втором этаже, кабацкий ром «крючками» никогда не мерялся, в солидных компаниях для этикету ставился обычно полуштоф, какой покрасивее.»

  Также трактиры содержали И.С.Гайдин и Цыганов.

  Основную массу обслуживающего персонала составляли крестьяне, и в первую очередь шуньгские. Но возчики на ярмарке были со всего Заонежья. Шуньжане пускали купцов на постой. Некоторые даже жили безбедно целый год от доходов постояльцев. Крестьяне во время ярмарок подряжались на охрану возов, чистку прорубей, погрузочные работы и т.д.

  Административное руководство ярмаркой осуществлял Временный комендант, назначаемый губернатором. (В 1885г. таковым был князь Мещерский). Местное начальство во время ярмарки исполняло требования Временного коменданта. Для сбора подробных сведений о торговле губернатором назначался специальный чиновник, который собирал сведения при помощи местной полиции. На ярмарке постоянно были судебный следователь, становой пристав, мировой посредник. За съестными припасами наблюдал повенецкий уездный врач. Санитарного же врача ярмарки не знали. После ярмарки весной вода в северной оконечности Путкозера пропитывалась нечистотами настолько, что почти вся рыба на несколько вёрст удалялась к югу. Принимались и элементарные противопожарные меры. Ещё в 1838г. Олонецким губернским правлением было запрещено вносить открытый огнь в торговые помещения. Свечи разрешались только в фонарях. Запрещено было курить в торговых помещениях. Но на ярмарках не было ни пожарного инструмента, ни пожарной команды вплоть до пожара  в 1916г., уничтожившего почти всю Шуньгу.

  Хотя ярмарочная торговля не облагалась пошлинами, торговец платил небольшую сумму за ярмарочный билет и определённые суммы Шуньгской церкви за место в Гостином дворе, за караул, частично доходы получало крестьянское общество.

  По некоторым данным, общее число приезжающих и местных жителей во время ярмарки доходило до 7000 человек. Это были люди разного звания и национальности, с разными вкусами и потребностями. Ярмарка притягивала также множество лиц, промышлявших разного рода предосудительными и даже преступными занятиями (нищие, шулера, воры, проститутки и прочие).

  По описанию очевидцев, ярмарки проходили очень весело и оживлённо. За 10 копеек можно было хорошо развлечься: посмотреть цирковое представление, покататься на карусели, прокатиться на оленьих нарах.

  Ярмарочная карусель с механическим ручным приводом появилась в Шуньге в конце XIX в. Для того, чтобы крутить карусель, специально нанимали за плату «крутильщиков».

  Иногда на ярмарке устраивались панорамы с выигрышными билетами, так в 1872г. их было 3, две из Петрозаводска и одна из Ярославля.

  Из своеобразных развлечений Шуньгской ярмарки выделялись гонки на лошадях по озеру. Лёд специально намораживали заранее. Праздничные упряжки по несколько десятков соревновались друг с другом. Победитель получал приз. Бывали соревнования с грузом. В сани грузили по 25 пудов и выясняли, чья лошадь сильнее.

  Праздничное многолюдье и многоцветье всегда отличало заонежские ярмарки. В расписных санях парни катали девушек, танцевали кадриль, играли в различные игры. На ярмарку приезжало множество музыкантов. Из музыкальных инструментов  преобладала крестьянская гармошка.

  Ощущение праздника с детства запало многим жителям Заонежья.

  Заонежье считалось одним их хлебородных районов Олонецкой губернии. Это обуславливалось тем, что в местах выхода на поверхность шунгита плодородность полей несколько выше, значительная площадь посевов не подвергалась вызябанию, находясь неподалёку от больших масс воды, которые отдавали осенью тепло постепенно. Почва чёрного цвета, и местные жители называют её «чернозёмом». Как отмечали очевидцы, климат в Шуньге теплее, чем в Повенце. Вокруг Шуньги с конца XIX в. крестьяне успешно разводили яблоневые сады. Был сад и у Шуньгского училища. В жаркое лето здесь вызревали даже сливы. Здесь выращивали озимую рожь, овёс, ячмень, в незначительных количествах пшеницу, горох, а также местный сорт скороспелой гречихи. Из огородных культур высаживали картофель, лук, морковь, свеклу, репу, брюкву, капусту «шуньгского» сорта, кочаны которой достигали веса в 6-6,5 кг. Некоторые крестьяне выращивали огурцы, цикорий, лён и коноплю.

  В Шуньгской волости более всего занимались хлебопашеством, скотоводство было развито слабее. Животноводство носило вспомогательный характер. Крестьяне разводили коров шотландской комолой (безрогой) породы, а также холмогорской и восточно-финской породы. Среди лошадей встречались местная порода и полубитюги. Разводили также овец финской, шведской и русской длиннохвостой пород, дававших мало шерсти. Коз до 1950г. не разводили. Птицеводство было ограничено разведением местных очень неприхотливых, но непродуктивных кур, приносивших в год 40-70 яиц.

  За всю свою историю, как известно по документам, Шуньга горела трижды. В 1899г. почти целиком сгорела Шуньга (Погост). Сгорели две церкви: одна из них восьмишатровая, представляющая архитектурную ценность, церковные лавки и дома и двадцать семь обывательских домов с лавками и службами. Жутко становилось на сердце при  виде этой печальной картины. Куда девались и эти высящиеся главы храмов Божиих. С их богатством и благолепием, где красивые дома и строения мирных жителей с их вычурными украшениями. Всё уничтожено огнём.

  На обращение Владыки Аркадия поступили пожертвования в пользу погорельцев от прихожан петрозаводских, вытегорских, вознесенских, олонецких церквей и многих других духовных и государственных организаций и частных лиц.

  Купец Иван Иванович Крылов, несмотря на убытки во время пожара, принял решение  восстановить церкви на свои деньги. Осенью 1909г. были изготовлены в Петербурге два колокола и отправлены в Шуньгу. Когда пароход шёл по реке Свирь, разыгралась страшная буря: Онего бушевало. Но как только колокола перегрузили на другое судно, которое должно было следовать дальше, ветер упал, озеро успокоилось. Шуньжане приписывают такую скорую перемену погоды явной помощи святого Николы, покровителя всех путешествующих, в том числе и по водам плавающих. Одна из церквей в Шуньгском приходе была Никольской, отмечались престольные праздники – Никола вешний (22 мая) и Никола зимний (19 декабря). Крылов восстановил церкви, устроил новые святые врата и семисаженную железную решётку по фасаду кладбища. Он произвёл ремонт: были оштукатурены потолки, выкрашены стены, над иконостасом были написаны фигуры ангелов. Входное крыльцо обнесли стеклянными рамами.

  В память спасения императора Николая II  и его семьи на яхте «Штандарт» в Финляндии И.И.Крылов с женою построили на свои средства богадельню для бесприютных престарелых прихожан. «Шуньгская Никольская богадельня И.И. и П.Я. Крыловых» представляла собой два прекрасных здания в центре Шуньги, обеспеченные всем необходимым инвентарём и оборудованием. При советской власти в одном из зданий располагался народный суд и районная столовая, после войны – клуб, а в другом – начальная школа.

  После пожара в 1899г. Повенецким земством и волостным правлением были построены больница на 20 коек и 5 запасных (1901г.), земское училище (1886г., было расположено на горе в д. Большой Двор и сохранилось от пожара), хлебный магазин. В 1909г. была открыта библиотека. Заведовал библиотекой на общественных началах учитель М.Н.Пономарёв.

  Шуньгская больница в Повенецком уезде была одной из лучших. Это было новое специальное здание, оборудованное всем необходимым. Она оказывала медицинскую помощь населению соседних волостей.

  В 1870г. была построена тележная дорога от Повенецко – Петрозаводского тракта до Шуньги. Открылось пароходное сообщение. В 1875 г. в Шуньгу пришло 19 пароходов и 3 соймы из Петрозаводска и Вознесенья с грузом хлебных продуктов, вина и разных товаров. В 1884г. Повенецкая земская управа заключила подряд с крестьянином Титовым, уроженцем д. Тережье, имеющим мельницу, на постройку моста через губу Святуху (это около 200м. длиной). В 1885г. мост был построен.

  В середине тридцатых годов XIXв. при шести церквах Шуньгского прихода, в том числе и в Шуньге, были открыты церковно – приходские школы. Они размещались в частных домах. Земское мужское училище было основано в 1863г. Оно помещалось в наёмном  доме. В 1886г. было построено земское училище. На первом этаже располагались три просторных классных комнаты, на втором – квартиры учителей. При училище был ночлежный приют  для учеников и бесплатная столовая для детей бедных родителей. Земство принимало меры по развитию ремесленного образования в училищах. При Шуньгском училище был открыт ремесленный класс сапожного мастерства. Мастерская выполняла посторонние заказы обуви в большом количестве.  В 1895г. в Шуньге открылось женское земское училище. Три урока в неделю были посвящены рукоделию. Девочек учили шить простые вещи, вязать чулки, вышивать тамбурным швом, крестиком и по канве.

  Статус районного центра потребовал возведения в Шуньге различных общественных зданий. Большинство из них было построено (или реконструированы старые постройки) на острове, в историческом центре села. Это были школа, больница, магазины, аптека, парикмахерская, дом колхозника (гостиница). Сохранились и два церковных строения.

  Вот как описывала Шуньгу статья из газеты «Комсомолец» в 1935г.  «В здании бывшей каменной церкви, капитально отремонтированной, открыт прекрасный клуб  имени Сергея Мироновича Кирова. В клубе – зрительный зал на 300 мест и хорошо отремонтированная сцена. Здесь почти ежедневно трудящиеся Шуньги могут увидеть постановку агитбригады или кинокартину.  При клубе работает библиотека, располагающая несколькими тысячами томов книг, и читальня. При клубе организовано несколько кружков.

  До 1935г. Шуньга представляла собой типичную северную деревню. Проведённое в этом году благоустройство села резко изменила его облик. В первую очередь была замощена центральная улица, остальные улицы очищены от лежащего здесь веками камня – валуна. По бокам улиц и на площади посажены деревья. На месте бывшего кладбища разбит парк. В центре села – на площади – устроен сквер. На улицах сделаны тротуары. Построен «Дом колхозника».  В капитально отремонтированном здании бывшей деревянной церкви работает сейчас лучший в Карелии сельский универмаг».

 В 1941г. началась война, и при отступлении была подожжена Шуньга, - три дня и три ночи полыхало зарево  над селом. Жители соседних деревень со слезами смотрели на это страшное зрелище. Всем было жаль Шуньгу, её добротные постройки. После войны центр переместился в Великую Губу, а затем в Медвежьегорск.

  Говоря о Шуньге, нельзя не вспомнить о заонежской вышивке. Слава о ней гремела по всему миру. Заонежская вышивка вобрала в себя самое лучшее из русского и карельского искусства. Для этого достаточно посмотреть на старинные заонежские полотенца, накомодники, платья. Тем они и привлекательны, что сочетают в себе и русские, и карельские корни!

  Ещё в 1900г. работы Татьяны Риккиевой и Евдокии Павловой на Всемирной выставке в Париже были отмечены большой серебряной медалью.

  В 1907 году в Шуньге был создан пункт Петербургского «Общества помощи ручному труду» под руководством Пономарёвой А.А. И уже в 1913 году насчитывалось до 300 мастериц – надомниц не только в Шуньге, но и по окрестным деревням. Изделия заонежских мастериц побывали в Калифорнии, Париже, Лондоне.

  В основном использовалась вышивка: тамбур «по филе», по перевити, крестом, досюльный шов. Вышивка «тамбуром» выполнялась тамбуркой – деревянной ручкой с крючком. С лицевой стороны получалась цепочка из мелких петель, а с изнаночной сплошная строчка. Вышивка – шов «по намёту». Часть нитей из полотна выдёргивается, получается сетка. И на основу её, в каждом случае своим способом, наносится узор. При особо сложных работах узор получается сплошной – белый или красный. Здесь необходимо немалое мастерство, не говоря о терпении, усидчивости. «Досюльный» шов – двусторонняя вышивка, стежки ложатся одинаково, как с лицевой стороны, так и с изнанки. Основные цвета, которые использовались в изделии – это красный и белый. Вышивали красными нитками по белому полотну и белыми нитками по красному полотну. Для вышивки в основном использовали растительный орнамент, но иногда сопровождался стилизованным изображением людей и животных.

  После революции 1917г. Шуньгский пункт был упразднён и переведён в ведение объединения «Северо – кустарь».

  В 1929г. в деревне Хашезеро, что в 5-и километрах от Шуньги, была организована артель «Хашезерская вышивка». (Официальная дата рождения артели - 20 сентября 1929г.). Вышивальная артель разместилась в просторном доме, на берегу зеркального озера Хашезеро. Возглавила её Парасковья Григорьевна Назарова. Сюда в артель пришли трудиться замечательные мастера тамбурной вышивки: Александра Ивановна Лопарёва из Пабережья, Клавдия Степановна Пирогова из Хашезера, Александра Фёдоровна Савинова и Мария Петровна Косачёва из Ажепнаволока и многие другие. Работа велась как в специально оборудованных мастерских, так и надомницами. Шились накомодники, наволочки, пододеяльники. Заонежская вышивка получает второе дыхание. Разрабатываются новые сюжеты, реализуются новые замыслы.

  В качестве материала сначала использовали льняной холст домотканой выделки, затем появилось льняное и полульняное полотно фабричного изготовления. На международной выставке народного искусства в Париже, что происходила в 1937г., были представлены изделия заонежских мастериц – скатерти, дамские платья, дорожки и полотенца.

  Вышивальщицы М.Байкова, А.Дмитриева, Е.Лазарева, А.Костина по специальным рисункам, выполненным Институтом художественной промышленности, вышили столовое бельё, дамские платья, блузки, которые экспонировались в Нью-Йорке на выставке «Строительство завтрашнего дня» в 1939г. В 1941году работы вышивальщиц были представлены на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве.

  Славилась артель «Хашезерская вышивка» не только своими искусными вышивальщицами, но и звонкими песнями. Люди, впервые приехавшим в артель, не надо было спрашивать, где она расположена. Её можно было найти по песням, которые раздольно лились из открытых окон. Незадолго до Великой Отечественной войны коллективу артели «Хашезерская вышивка» было поручено осуществить постановку «Заонежской свадьбы» по старинному обычаю на театральной сцене. Руководитель артели Назарова П.Г. приложила немало усилий в подборе исполнителей, изготовлении народных костюмов, в организации творческих поездок. Жениха и невесту играла молодая пара - Александр Иванович и Клавдия Степановна Пироговы. Постановка прошла с большим успехом в райцентре и в столице республики. Она была показана и в г. Москве.

  В годы оккупации артель была закрыта, многие вышивальщицы уехали в эвакуацию, часть была выселена вглубь Заонежья. Финны, что воевали в Заонежье, очень ценили изделия заонежских вышивальщиц и в обязательном порядке старались отправить их домой, в Финляндию.

  Великая Отечественная война оставила после себя разорение и разруху. Вновь П.Г.Назаровой пришлось заново организовывать артель. Из довоенного состава на прежнее место работы вернулось только 12 человек. Но, несмотря на трудности, осенью 1945г. появилась первая продукция вышивальщиц. В 1946г. артель переезжает в Шуньгу, теперь это «Заонежская вышивка».

  В 1947 г. в артель поступил почётный заказ: в связи с приближающимся 30-летием Великой Октябрьской Социалистической Революцией нужно было изготовить вышивку – панно «Легендарный поход Тойво Антикайнена» по эскизу художника – прикладника Василия Михайловича Агапова. Ответственную работу доверили сёстрам Александре Ивановне Лопарёвой и Прасковье Ивановне Ярицыной из деревни Пабережье. За ними закрепили молодых талантливых вышивальщиц Екатерину Максимову, Ольгу Карцеву, Анастасию Курикову, Александру Титову. Возглавила творческий коллектив молодой технорук Елена Ивановна Тройнякова. Почётный заказ был выполнен досрочно. На юбилейной выставке в Москве вышивка – панно получила высокую оценку. Ярицына Прасковья Ивановна была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Отмечен был и труд помощниц и руководителей артели. А вышивка – панно «Легендарный поход Тойво Антикайнена» украшает с той поры экспозицию Государственного краеведческого музея Карелии. На выставке в Москве были также представлены несколько работ по мотивам эпоса «Калевала» («Вяйнемяйнен играет на кантеле», «Пастушок Кулерво» и другие).

  После восстановления работы в артели, вышивальщицы 5-6 лет специализировались на строчевой вышивке, параллельно шло освоение традиционной техники «тамбур по сетке».

  В 1957г. Заонежье было электрифицировано. На фабрике появились первые строчевышивальные машины на электроприводе, электроутюги.

  С 1955 по 1958 годы председателем правления «Заонежская вышивка» был Пётр Николаевич Егармин. После него руководителем стал Пётр Дмитриевич Осипов. Он возглавлял коллектив 20 лет. Выйдя на заслуженный отдых, передал дело Александре Яковлевне Кожезёровой. В 1990г. предприятие возглавила Нина Николаевна Алёхина.

  Сейчас традиции фабрики «Заонежская вышивка» продолжает фабрика «Карельские узоры».

  Но мировую известность Шуньге принесли не ярмарки и заонежская вышивка, а уникальный минерал шунгит. Именно здесь он был впервые обнаружен. Это единственный минерал в мире название, которому дало место, где он был найден, а именно Шуньга. Так Шуньга стала всемирно известным в специальной литературе географическим пунктом.

  Шунгит – один из следов древнейшей жизни на планете. Образовался он около двух миллиардов лет назад, в период, называемый геологами поздним протерозоем, когда из всех живых организмов на Земле существовали только бактерии и сине-зелёные водоросли. Родителями шунгита являются илы – они откладывались на мелководье вдоль берегов океана, лежавшего на том месте, где со временем возникнет Карелия. Пролежав долгое время без доступа кислорода, илы превращаются в битум. На территории будущего Заонежья были действующие вулканы. От воздействия лавы с битумом появился новый минерал – шунгит.

  Первые сведения в литературе о «Шуньгском» месторождении были опубликованы академиком Озерецковским в 1792г., где он отмечал наличие в с. Шуньга «черняди» - чёрной краски, которая применялась не только в хозяйстве крестьян.  В 1842г. на небольшом кряже в с.Шуньга на узком перешейке между озёрами Путкозеро и Валгмозеро горный инженер Комаров обнаружил выходы плотной слоистой чёрной породы с сильным смоляным блеском, которую он принял по внешнему виду за каменный уголь.  В 1879г. известный русский геолог, профессор Петербургского университета А.А.Иностранцев исследовал «шуньгский антрацит». Он выполнил элементарный анализ породы, определил его, как крайний член в ряду аморфного углерода и назвал его шунгитом.

   Плодородие заонежского чернозёма можно объяснить двумя причинами: физическими и химическими составами почв. Чёрный цвет почвы в условиях  северного холодного климата играет большую роль в тепловом режиме. Днём почва быстро нагревается, а ночью медленнее остывает. Второе положительное качество шунгитовых почв – отсутствие глинистого вещества. Почва хорошо проницаема как для воды, так и для воздуха. Шунгитовые сланцы содержат много калия и могут быть использованы в качестве минерального удобрения.

  Целебные свойства ивестны давно. Благодара Петру I первый курорт «Марциальные воды» был открыт на шунгитовых залежах. Подземные воды, проходя через толщу шунгитосодержащих пород, минерализуются и становятся лечебными. Пётр I четыре раза вместе с семьёй приезжал туда для лечения. Применялись те самые целебные воды и грязи, которые испытали благотворное воздействие шунгитоносных пород. Современники Петра I рассказывали, что во время войны со Швецией царь приказал солдатам пить воду, только если в кружке находился кусочек шунгита. А в это время в шведской армии были массовые желудочные заболевания.

  Легенда донесла до нас историю загадочного заболевания инокини Марфы (в миру Ксения Ивановна Шестова), матери первого русского царя из династии Романовых, сосланной Борисом Годуновым в Толвуйский погост. Будто помогла ей «живая вода» из природного ключа, названного в память об этом удивительном исцелении «Царёв ключ».

  Шунгит используется в качестве декоративного материала: шунгитовый порошок и плиты. Этот камень можно встретить в облицовке Эрмитажа, храма Исаакия Далматского, Исаакиевского и Казанского соборов в Санкт – Петербурге. Широкое применение нашли шунгитовые породы  в украшении зданий столицы Карелии – Петрозаводске (фасад и фойе Финского драматического театра).

  Местонахождение первой горной выработки по добыче высокоуглеродистых шунгитовых пород является памятником природы. Утверждён постановлением СМ КАССР от 29.07.81г.

 

 

                        Анатолий Шуньгский (Анатолий Владимирович Архипов)

           О Шуньге.

Триста лет Шуньга стояла

На скалистых берегах,

Белой церковью сверкала

При зелёных куполах.

Через все прошла невзгоды,

Постарела, отцвела

И в военном лихолетье

Растеряла купола.

Что осталось? Да руины,

И немалый тут урон,

Что оставили нам финны,

Убегая за кордон.

Из развалин и из пепла

Отчий край поднялся вновь.

И не зря, знать, проливали

Предки наши в войнах кровь.

Файлы

Фото (10298 Мб)

Дата изменения информации: 09.02.2016 14:33

Курс валют
c 19.10c 20.10
USD57.2757.570.2985
EUR67.3667.930.5756
Прогноз погоды
в Медвежьегорскe

21.10 Сб

Малооблачно (облачность 14%) Без осадков (0.00 мм воды / 6 часов) День: +3
Ветер 4 м/c (В)
Ясно (облачность 0%) Без осадков (0.00 мм воды / 6 часов) Ночь: -2
Ветер 2 м/c (ЮВ)

22.10 Вс

Облачно с прояснениями (облачность 54%) Дождь со снегом (0.07 мм воды / 6 часов) День: +1
Ветер 4 м/c (Ю)
Переменная облачность (облачность 44%) Дождь со снегом (0.06 мм воды / 6 часов) Ночь: -1
Ветер 3 м/c (ЮВ)

23.10 Пн

Небольшая облачность (облачность 25%) Дождь (0.06 мм воды / 6 часов) День: +2
Ветер 3 м/c (Ю)
Малооблачно (облачность 19%) Без осадков (0.00 мм воды / 6 часов) Ночь: -1
Ветер 3 м/c (Ю)
Прогноз на неделю